Пресса

ROLLING STONE
ROLLING STONE(2)
M2M
PLAY
Музыкальная газета
Intermedia
Барабанов сегодня в Ъ
Московский Комсомолец



Новое Имя

LP

Что получается, когда калининградские готы инграют синти-поп

>>Справка RS
1 LP – это: Евгений “Джон” Лебедев (вокал, гитара), Сергей Харченко (клавиши), Андрей “Тюма” Тимофеев (вокал, гитара), Александр Тоцкий (бас) и Сергей “Мамай” Лысенко (барабаны).
2 На концертах группа играет “живьем”: два вокала, две гитары, бас, клавиши, живые барабаны и компьютеры.
3 Вокалист Лебедев работает диджеем на радио и в клубе “Вагонка”.
4 Последнее, что прослушал Лебедев перед тем, как ответил на вопросы Rolling Stone, был новый альбом Manic Street Preachers “Lifeblood”.

Название: Вокалист группы LP Евгений “Джон” Лебедев признается в интервью Rolling Stone: “Мы выросли на музыке 80-х: Duran Duran, Alphaville, Camouflage. И то, что мы делаем, уходит именно в ту эпоху”. Отсюда и название. “Оно должно напоминать о временах винила”. Раньше группа называлась по-другому – No Man’s Land и всячески отсылала слушателей к готике. “Это была такая красивая гитарная готическая музыка. Одна песня даже вышла в “Сборнике русской готики””.

Стиль: “Нам нравится смешивать разные стили и направления. И я бы не называл то, что мы делаем, однозначно синти-поп. У нас живые гитары, ударные, и звук на концертах получается более мощный и тяжелый, чем на записи. Наш директор как-то в шутку назвал это “синти-рок дял стадионов””.

География: В Калининграде самый дорогой бензин, дешевые автомобили и губернатор – бывший адмирал. Одна из первых русских регги-групп “Комитет охраны тепла” и Гришковец со своими “Бигуди” тоже отттуда. Лебедев объясняет это так: “Еще в начале 90-х вся модная молодежь ездила в Польшу одеваться и пластинки покупать. Благо до границы 30 минут на машине. Калининград так же не похож на любое место в Западной Европе. Он пока где-то посередине”. Это единственный российский город, помимо Москвы и Питера, куда в таком количестве приезжают западные музыканты. В Калининграде в свое время выступали Марк Алионд, Нина Хаген, Coil, Legendary Pink Dots, Alphaville.

Достижения: По музыкалтным каналам крутят клип LP “Она улыбается”, а на московских радиостанциях эта же песня вертится где-то между Земфирой и Franz Ferdinand. Лебедев никак к этому не может привыкнуть. Все переживает. “На калининградских радиостанциях наши песни звучат уже давно – к этому уже все привыкли. Но когда песни зазвучали в Москве и не только, когда появился клип на MTV, все стало меняться. Правда как меняться и в какую сторону, я еще не разобрался. Честно”.

Где можно услышать: 2 декабря. Клуб “16 тонн” (Москва). Презентация нового альбома “От моря до солнца”.

Текст БОРИС АКИМОВ



LP
От моря до солнца
Снегири

Радио Ретро вещает из Калининграда

Все же надаром Калининград самая западная точка нашей страны – этот город поставляет только модные проекты. Дебютный альбом группы LP, названный в честь преданного и ликвидированного винила (LP. то есть long play, устоявшееся обозначение пластинок альбомного формата), – это возвышенный романтический нью-вейв, только стилизующий не Duran Duran, Alphaville, A-Ha, а скорее советский ответ на них вроде “Альянса”. Это более человечная музыка, чем гламурный клубный электроклэш, и в отличие от него и еще застойного синти-попа сыграна рок-составом с гитарами (в прошлом парни выступали под названием No Man’s Land и играли готик-рок). Вполне милый продукт, вот только очень однообразный, не говоря уже об абсолютно плоском, неинтересном звуке.

АНДРЕЙ БУХАРИН



LP
От моря до солнца
Снегири

Очередной виток интереса к музыкальной старине коснулся всех отраслей современной поп-музыки, как гитарной, так и электронной. Калининградский квинтет LP – убежденные ретроманы, активно эксплуатирующие музыкальное наследие 80-х, прежде всего старый добрый синти-поп. При этом, по утверждению музыкантов, их “восьмидесятничество” связано исключительно с искренней любовью к этой эпохе, а вовсе не с какими-либо конъюнктурными расчетами. LP далеко не единственная российская группа, которая обратила внимание на эту благодатную ниву, что требует от музыкантов повышенной самоотдачи и постоянных аргументов в пользу своей самобытности и индивидуальности.
До сих пор группа была широко известна в локальном масштабе родного Калининграда, теперь же, с выходом нового альбома “От моря до солнца” на лейбле “Снегири” у Евгения Лебедева и его коллег по группе есть реальный шанс существенно расширить свою аудиторию. LP вполне этого достойны – новый материал, представленный на альбоме “От моря до солнца”, соответствует всем стандартам жанра. Тринадцать светлых, лиричных пьес, среди которых хотелось бы особо отметить песни: “Узнаешь”, “Люби” и “Герои”. Музыкантам удалось избежать схематизма в музыке, несмотря на четкое следование new wave и синти-эстетике 80-х и, казалось бы, уже ставший банальным аналоговый саунд, во многом благодаря наличию у Лебедева незаурядного таланта мелодиста. Присущая перу фронтмена LP легкость проявляется и в очень симпатичных текстах, описывающих, порой с мягкой иронией, маленькие повседневные радости жизни. Альбом в целом оставляет приятное впечатление, и, хочется надеятся, ему будет сопутствовать заслуженный успех.

Сергей СЕВОСТЬЯНОВ



LP
От моря до солнца
Снегири

Самый западный российский синти-поп

Продюсер Леоднид Бурлаков, благодаря которому мы узнали имена “Мумий Тролля” и Земфиры, считает: если новый проект похож сразу на много существующих групп, то у этих дебютантов большое будущее. Если верить в этот тезис, то Бурлаков должен кусать локти оттого, что упустил калининградскую группу LP. Самые западные россияне звучат весьма впечатляюще: в детстве они явно заслушивались “депешами”, но им хватило ума и таланта, чтобы не копировать слепо стариков Гора и Гэхена. В свой альбом LP взяли много хорошего, что было в синти-попе, неоромантике и, пожалуй, вообще в легкой музыке за последние двадцать лет – не забыли и наших: ни “Альянс” с “Технологией”, ни “Мегаполис” с “Мумий Троллем”, ни лаунж с Найком Борзовым.
Для дебютирующей на московском лейбле группы LP выглядят не по годам уверенно, зрело и вкусно: нет в них ни той печальной робости новичков, которая появляется, когда люди не уверенны в потенциале своей музыки и готовы идти на любые компромиссы. LP же четко видят не только цель, но и пути ее достижения, причем все слаженно работают на общую концепцию, а как минимум половину успеха обеспечивает голос Евгения Лебедева, который в группе уже можно считать такой же незаменимой фишкой, ккак голос Гэхена в DM.



LP
От моря до солнца
(c) & (p) 2004 Снегири
13tks/49mins

Предоставлен Пролог-мьюзик.
Калининградский синт-поп – танцевальный, пляжный, брызгающийся капельками, песчинками прилипающий к коже. Можно и погрустить, вспоминая любови минувшие. Эх…
“Она улыбается”, “Тайны” (посвящаю поклонникам a-ha), “Узнаешь”, “Люби”, “DJ”, “Сказка”, “Скучно”…

О’К
© 2004 музыкальная газета



LP
От моря до солнца
(c) & (p) 2004 Снегири
13tks/49mins

Релиз диска состоялся в декабре.
Мне приходится отслушивать довольно много дисков отечественных музыкантов. По-настоящему интересные работы пребывают в абсолютном меньшинстве (в принципе, так и должно быть: сотни гениев могут одновременно функционировать только в сумасшедшем доме). В основном творцы варятся в собственном соку, выдавая чаще всего предсказуемые, самоповторные альбомы. Еще хуже дела обстоят с новичками, которым всю малину портит ‘ранняя специализация’. Дебютанты предпочитают не идти дорогой проб и ошибок, а выбирают себе стиль и пример для подражания, которому четко следуют. Если это панк-рок, то все звучат как ‘Тараканы’, если русский рок – то как ‘Сплин’. В итоге по музыкальному рынку слоняются толпы унылых клонов, ухудшенных копий, совершенно не уверенных в том, что они взялись за свое дело. Случаются еще такие, которые решили быть необычными – но они, как правило, любопытны только собственным родственникам. О попсе я уж не говорю – это работающий все стремительнее конвейер, и там не до творчества. Радует лишь то, что большинство заслуженных звезд эстрады очень редко выпускают пластинки: не до того им, надо же успеть в новогодних шоу всех телеканалов отсняться.
Так вот: группа LP поначалу совершенно не претендовала на мою личную виртуальную премию ‘дебют года’ – первый получивший распространение клип ‘Она улыбается’ показался всего лишь скромной поделкой в жанре ‘лаунж со словами’. Однако жители бывшего (и, видимо, будущего) Кенигсберга, оказывается, мыслят не синглами, а альбомами. На пластинке ‘От моря до солнца’ есть и более сильные треки (‘Узнаешь’, ‘Прекрасные неудачники’, ‘DJ’, ‘Сказка’ и др.), но вряд ли они подвинут в плей-листах привычные радиохиты. А вот диск в целом производит грандиозное впечатление. Прежде всего потому, что от малоизвестной группы не ждешь такой мощи, такой уверенности в своих силах и четкого понимания своего пути. Если говорить о жанре LP, то калининградцы играют нечто, приближенное к синти-попу, но не к той волне чахлых подражателей Depeche Mode, которая всплывает в памяти при упоминании этого термина, а непосредственно к основоположникам. В подражателях Гору-Гэхену-Флетчеру-Уайлдеру недостатка никогда не было: прически, костюмы и даже походку бэзилдонских небожителей в ноль снимала даже группа ‘Технология’, но никто (до LP) не осмеливался сказать себе: мы сами с усами; уважать DM – не значит слепо подражать им. С таким подходом Евгений Лебедев и его товарищи сумели произвести музыку, в которой налет синти-попового ретро сочетается с современными технологиями в абсолютно точной пропорции. LP не считают нужным скрывать, что слушали много музыки, которая была после Depeche Mode, в том числе и отечественной, к каковой у считающихся стильными проектов принято относиться пренебрежительно. Ярким и запоминающимся песням с ‘От моря до солнца’ хочется не просто подпевать, а делать это, по мере сил копируя вокал и интонации Лебедева. Тут опять не избежать аналогий: без голоса Гэхена не было бы Depeche Mode, и LP тоже очень повезло с солистом. Масса молодых групп не может ничего добиться только потому, что поет у них не тот, кто умеет, а тот, кто ближе к микрофону оказался. К калининградцам это не относится: вокал так же здорово прилажен к командному механизму, как и остальные детали: текст, инструменты, мелодии, саунд. Спешите в этом убедиться: купив эту пластинку, вы почувствуете, как оставили в дураках деятелей шоу-бизнеса, которые пытались навязать вам совсем другую музыку.

Алексей Мажаев, InterMedia
www.intermedia.ru



Барабанов сегодня в Ъ

[25 Jan 2005|02:04pm]

Еще одна новинка из провинции — выпущенная продюсером Олегом Нестеровым пластинка калининградской группы LP “От моря до солнца” (“Снегири”). Из всех калининградских групп у публики более или менее на слуху только “Бигуди”, которые сотворили уже второй альбом музыки для скетчей Евгения Гришковца. У музыки LP с “Бигудями” много общего. У обеих команд большая часть звуков имеет искусственное происхождение, и в саунде невозможно не заметить отчетливого влияния синти-попа. И это, в общем, не грех — в конце концов, поп-группу “Технология” мы вспоминаем сейчас скорее с ностальгией, чем с иронией, а Михаил Борзыкин из “Телевизора” из тех же деталей собирает злющий социальный рок.
Но с калининградцами беда. Все песни LP выглядят искусственными и одномерными не только по саунду, но и по самой мысли. Словно кто-то дал им партийное задание
сочинить вот именно такие песни. И они честно трудились, ничего при этом не чувствуя. Синти-поп, конечно, не самый темпераментный жанр, но равнодушие к предмету труда и к зрителю буквально сквозит в каждой ноте и в каждой строчке, пропетой фронтменом Лебедевым, поющим слишком похоже на Роберта Ленца. Цитировать банальности и поэтические ляпы из текстов LP нет смысла — стихи группы состоят из них целиком. Есть еще очень отчетливое ощущение “комнатного” происхождения записи, что тоже само по себе ни плохо ни хорошо, в конце концов, сейчас вообще большая часть музыки делается на лэптопах. Но если у каких-нибудь альтернативных хип-хоперов, рвущих связки перед микрофоном у себя в спальне, выходит честный и натуральный продукт, то LP сваяли генетически модифицированный продукт, да еще просроченный.


Интервью LP для газеты “МК”
о фестивале “Wave Gothic Treffen”
в Лейпциге.

Готы в городе
Романтики В ГОБЛИНСКОМ королевстве

Калининградские неоромантики, местные большие звезды из группы “LP”, проявляя себя в не слишком востребованном широкими массами стиле “синти-поп”, на родине разогревали, было дело, Марка Алмонда. И подружились с немецкими столпами жанра — “Мелотроном” и “Камуфляжем”. Последние и пролоббировали участие калининградских звезд в гигантском готическом фестивале “Wave Gothic Treffen” в Лейпциге.

— Огромное пространство с 22 сценами и площадками — вот что такое фестиваль
“Wave Gothic Treffen”, — говорят участники группы “LP”. — На один уик-энд весь Лейпциг превращается в одно огромное готическое королевство: кинотеатры, клубы, магазины, площади — все заполнено готами. Как на карнавале в Рио-де-Жанейро улицы пестрят людьми в ярких нарядах, в перьях и блестках, так здесь — кругом персонажи в черном, такой слет Мэрилин Мэнсонов… Готическая музыка — это и металл, и синти-поп. Это все было на основных сценах. А мы играли почему-то на “эмбиент”-сцене. А немецкая музыка достаточно ведь однообразная: как начинается все в 3 часа дня, так до самого вечера будто одна и та же песня, только вокалисты и декорации на сцене меняются. Поэтому все, кто немножко выбивался из стиля, — обращали на себя особенное внимание. Ну вот как мы.
— А большие-то звезды на таких сборищах выступают?
— Human Luague. Они, конечно, не совсем готическая группа, но все-таки представители “new wave”, а фестиваль накрывает собой все мало-мальски причастное к готическому стилю. Очень большая там готик-фолк-сцена: огромное количество женщин, одетых колдуньями, со средневековыми металлическими диадемами на голове, со всяческими амулетами. Мужики в черных плащах с серебряными посохами. Тысяч пятнадцать таких любителей средневековых песен. Конечно, очень сильно все это на мистике основано, на оккультизме.
— И что, присутствие черной магии ощущается?
— Ну, вряд ли, конечно, тебя там заколдуют-зачаруют, но первое ощущение, когда оказываешься в такой толпе, — будто попал на настоящий ведьмин шабаш. Словно в фильме каком сказочном: очень жесткий макияж, серьезное погружение в атмосферу.
— Как-то в городе Риме я забрела на готический Хэллоуин. Мрачное место: клуб-подземелье, факелы на входе и невероятная фантасмагория внутри. Какие-то всамделишные карлицы и горбуны в черном, люди-гоблины — совершенно ИНЫЕ существа…
— Все это завязано воедино — и минорная музыка, и внешняя стилистика — на мрачных жизненных оттенках, конечно…
— А вот музыку “LP” особо мрачной и не назовешь!
— У нас тоже есть проблема: иногда голову ломаем, какую бы песню повеселее в концертный трек-лист вставить, чтобы настроение разбавить…
— Готы — быстро охватывающая новые пространства и новых людей субкультура. А вот в Москве таких мальчиков-девочек в черном на улицах единицы встретишь. А в Германии, допустим, или Финляндии, или в Восточной Европе — ими просто заполонены города…
— Ну это понятно, почему готическая тема не слиш ком приживается здесь. Мы вот когда первый раз из Кенигсберга в Москву приехали — нас немножечко вырубило. Потому что сильно привыкли к европейской архитектуре, атмосфере: много времени в Вильнюсе провели и в Варшаве (туда на уик-энды из Калининграда обычное дело ездить. — К.Д.). А здесь все эти православные купола сильно вломили по мозгам, конечно. В Европе совсем другая эстетика: костелы, кирхи, следы средневековья. В Америке тоже эта эстетика прижиться не смогла. В Америке готов вообще нет. Это чисто европейское явление. В Британии больше всего проявившееся в музыке: Sisters of Merсy, Cure, Depeche Mode. А, допустим, в Германии оно получило сильное развитие во всем внешнем. Мы жили на фестивале в кемпинге, недалеко от автостоянки. И уже в последний день, в понедельник, когда все начали разъезжаться, забавную картинку пришлось наблюдать. Подходит женщина средних лет к своему очень дорогому припаркованному автомобилю, снимает с себя всю черную кичевую вамп-атрибутику, переодевается чуть ли не в офисный костюм. И уезжает. Трудится, наверное, в каком-нибудь банке. Превращается в обычного клерка из средневековой колдуньи. Для них это — карнавал, увлекательная игра, разнообразящая жизнь.
— Ну энергетическая составляющая-то какая во всем этом?
— Музыка очень красивая, хотя и грустная. Плюс — готическая литература, кино. Целая культура это. В которой вот готических наркотиков зато не существует. Мы там на фестивале пытались найти кого-нибудь, кто что-нибудь бы употреблял или продавал. Не употребляют! У них такая сильная энергетическая подпитка от общения друг с другом, от этих тусовок, что никаких галлюциногенов-стимуляторов и не нужно. И пьют они тоже умеренно. Ни одного не видели набухавшегося гота на фестивале. Миролюбивые все опять же: наступит нечаянно кто-нибудь тебе на ногу, десять раз извинится — так что даже неловко станет. Не то что драки там — вообще никакого негатива. Сначала, попадая в такую гущу фриков в зловеще-черных одеждах, думаешь: надо бы держаться вместе, как-то здесь угнетающе. Но это обманчивость — все спокойно, и никто тебя не заденет. Мы вот пошли там на фетиш-парад: в маленький клуб пускают только строго по дресс-коду. Ты должен быть не просто готом, а совершеннейшим фриком, выглядеть необыкновенно. Ну, нас туда не пустили в наших майках-джинсах, конечно. Но там была стеклянная веранда, сквозь которую мы могли наблюдать происходящее. Сидят разнообразные фрики, пьют пиво, а посреди зала лежит полуобнаженная девушка, и ее стегает плеткой здоровый гот. Садо-мазо, конечно, но есть в этом и своя гармония.
— Ну, знаешь ли, раз садо-мазо — значит, есть в этом и налет темных сил! А ты говоришь: милые-добрые, чуть ли не плюшевые все!
— Ну вот, допустим, “Твин Пикс” Дэвида Линча считается у них тоже готическим фильмом. Все мистическое, потустороннее, а значит, и темное — это их эстетика. Но они варятся в своем мире и никому ничего не навязывают.
— Ну а вас-то не закидали черной грязью эти люди в черном? Ведь музыка ваша далека от потусторонней призрачности, да и сами вы, действительно, для них — как чужаки-пришельцы?
— Знаешь, мы три раза выступали в Германии, в Берлине, в Бонне и вот в Лейпциге. И каждый раз нас принимали лучше, чем в Москве. Потому что люди там не такие снобы. Мы приехали туда, никто о нас не слышал и ничего не знал вообще. Но людям интересно: они нормально смотрят, слушают и даже покупают пластинки после концерта. Они гораздо более заинтересованы в новой музыке. И даже если она им не слишком интересна — неуважение к музыкантам-исполнителям никто не станет проявлять. Поскольку для них ценно уже то, что музыканты занимаются своим делом. И эта уважительность, конечно, сильно отличает европейскую публику от нашей.

Московский Комсомолец
от 07.09.2005
Капитолина